Оборот Колеса

(все подробности о Джамбари в Хакасии: статьи фото и видео на https://vk.com/club33601632)

Повозка Джамбори проехала в этом году по Хакасии. Так получилось, что я управлял ей все эти дни, с 15 по 25 июля. И, думая об итогах, я не нашел ничего лучше, как просто поделиться с вами моими эмоциями и благодарностями, моими впечатлениями, которые мелькали каждый день перед моими глазами, как калейдоскоп. Оттого эта статья такая пестрая, как лоскутное одеяло, уж простите…

Мы так долго шли к этому событию. Аж с 2011 года, когда к нам, в Хакасию, приехал Костя Исаенко со своим омским скаутским отрядом «Дискавери», и, сидя вечером у костра, предложил мне провести очередное СибДальДжамбори не где-нибудь, а тут, в Хакасии. «В других местах приходится ломать голову, чем бы наполнить программу, а у тебя тут, среди курганов и истории, даже ничего сочинять не надо, оно само складывается, как песня степняка…»

И мы засучили рукава.

Долгие четыре года, до этого лета, лета 2015-го… На этом пути мы потеряли Костю, прямо как у Визбора в песне: «А он, чудак, не долетел совсем немного, не дотянул он до посадочных огней…» Кости не стало в 2014-ом, в то же году погибла в автокатастрофе двадцатиоднолетняя Женя Верховова, скаут моего отряда «Вершина», которая тоже ждала этого джамборийского лета, считая дни. Теперь они, в лучшем из миров, на лучшем из всех небесных Джамбори. И я сделал самое малое, что мог – напечатал на баннерах их портреты, Кости и Жени, и повесил у сцены…

А Костина идея – сделать Джамбори, похожее на песню степняка – про степи, курганы, реки, пещеры, про открытие такой загадочной, такой любимой Хакасии – превратилась в «Колесо времени», на котором мы все прокатились в эти жаркие июльские дни 2015-го года.

Если сказать, что было непросто, значит, ничего не сказать. Было адски непросто. Казалось, все против нас, начальства и власти, природы и стихии.

Когда 12 апреля, прозванного в народе «черной Пасхой», сгорела чуть не половина поселка Шира и погорела куча деревень по всей Хакасии, мы кинулись помогать пострадавшим. Я завел специальную карту, открыл счет и куча народу, в том числе и скауты со всей страны, посылали деньги и вещи для погорельцев. Умные люди мне тогда сказали: «Ты что делаешь? Разве ты не знаешь, что ни одно доброе дело в стране не остается безнаказанным? Хочешь, чтобы тебя, инициативного дурака, обвинили в мошенничестве и посадили? Нельзя помогать людям, не делясь с государством!» Но мы собрали почти двести тысяч рублей и передали их разным людям, лично в руки. И кучу всяких вещей передали. И – как-то миновало. Какой с дурачков спрос?

Но уже тогда, после этих пожаров, после всей этой суеты и чехарды, было ясно, что колесо Джамбори угодило в глубокую и грязную колею, под названием «режим ЧС». Этот режим был введен по всей Хакасии, и, согласно ему, все культурно-массовые мероприятия должны были быть запрещены. Я пошел в правительство Хакасии, встретился с первым замом председателя Правительства Олегом Валерьевичем Намом, и предложил  коренным образом изменить концепцию задуманного. Исходил я вот из чего – отдых, частный и группами, на территории Хакасии в это лето отменен не был, базы работали, походы совершались, экскурсии организовывались. Поэтому, я предложил не отказываться от Джамбори вообще, а отменить его, как мероприятие. А группам, что уже взяли билеты и спланировали поездку к нам, предложил оформить эту поездку, как самодеятельные туристические путешествия по Хакасии с участием в досугово-краеведческой программе нашей «Вершины-Тур», сохранив название, как имя программы: «Джамбори «Колесо времени»». Таковых групп, что собрались-таки к нам, набралось пятнадцать, на двести с лишним человек, вместо ожидавшейся почти тысячи. Десять регионов, от Москвы и Подмосковья, до Иркутска, в возрасте от двенадцати лет и старше, приехали в Хаксию 15-го июля.

И мы открыли Джамбори.

Несмотря на истерику местной Ширинской администрации, приехавшей нас выселять с территории бывшего пионерского лагеря «Спутник» в представительной компании прокурорских и полицейских, соцзащиты и Роспотребнадзора, несмотря на крики чиновников: «Мы вас не приглашали!», несмотря на обыски в палатках и поиски экстремистской литературы, несмотря на абсурдный запрет совершать молебен и вести занятия духовного блока, несмотря на переезд с места на место и связанных с этим безумных расходов, но…

Мы открыли Джамбори и подняли флаги.

И покатилось «Колесо времени» по земле Хакасии…

Что было в эти дни яркого и запоминающегося? Да разве выделишь что-то одно? Как разноцветные спицы повозки, мелькали события и лица, и я понимал, что да, вот оно, состоялось.

Были мастер-классы, которыми рулила Даша Лыткина из Новосибирска.

Мы каждый день до обеда учились разным полезным вещам – морским узлам, плетению браслетов из паракорда, сражению на мечах, копались в хакасских минералах, изучали основы археологии и историю скаутского движения, учились первой помощи, вязанию «ловцов снов» и куче разных-всяких вещей. Некоторые участники сами предлагали уроки, и тогда в расписании появлялись разные нежданные косички-расты и рукопашный бой. А потом, те, кто научились, я сам видел это, гуляя по подлагерям, учили других, уже в свободное время: «А как это ты сделал?» - «А давай покажу!»

Впрочем, насчет свободного времени – это я преувеличил. Его почти не было, свободного времени. Потому что за одной спицей сразу мелькала другая.

Была Большая Джамборийская Игра «Сибирские скифы», игра-испытание. Это, когда отряды должны были пройти четыре этапа и получить сборную нашивку, из четырех частей. «Вода», «полоса препятствий», «лучный тир» и «скала». Думаете, просто? Приезжайте, попробуйте! Получасовой учебный сплав по, вроде бы, простой речке Белый Июс, но так, чтобы не угодить под «расческу», отчалить и причалить грамотно. И попасть стрелой из лука в мишень, если не умеешь, не так-то просто, нужно постараться, поучиться-помучиться. И преодолеть хотя бы один из четырех скальных маршрутов, разной степени сложности, на реальной скале, которую мы чистили два года. И, как венец, как апофеоз – наземная и «воздушная» полосы препятствий. Четыре этапа на земле, но – с завязанными глазами. И – одиннадцать – буквально в воздухе, на высоте пяти метров, между деревьями, и все – разные, и все – непростые, и технически и психологически… Для большинства участников это было вызовом, который они приняли и – преодолели. И уехали с четырьмя нашивками на скаутской форме… Спасибо Лене Полянских, тоже новосибирчанке, скауту еще с начала 90-х, она все это держала в своих хрупких руках!

И была Джамборийская газета, которая выходила каждый день! Сережа Анцифиров, тоже новосибирец и бывший скаутлидер отряда «Спрей», со своей командой – Дмитрием и Антониной, запечатлел каждый наш день на четырех страницах в формате А4, и газета, «Утренний кофе», каждое утро буквально разлеталась по отрядам, зачитываемая до дыр и вербуя в ряды юнкоров все новых людей.

А та же Тоня Колова, что эту газету делала, вела замечательный фотокурс, благодаря которому у нас теперь столько живых сюжетов и радостных лиц, застывших в кадре прекрасных мгновений.

И уж если про не застывшие мгновения говорить, то это благодаря команде Дмитрия Лазуткина из Красноярска и Олегу Аристархову из Омска. Они со своими видеокамерами побывали везде и оставили нам кучу роликов и прекрасный итоговый фильм, который мы будем ностальгически пересматривать между походами и лагерями.

Кстати о походах. Идея Кости Исаенко сделать особенное, походно-экскурсионное Джамбори, прокатившись на «небесном колесе» по Сундукам, «Белой Лошади» и горе Хызыл Хас, а на хтоническом «водно-подземном колесе» - по Тропе Предков и пещерам Малой Сыи, с обратным сплавом по Белому Июсу, была самой выигрышной идеей этого Джамбори.

Из десяти дней провести в походах пять дней, увидеть Хакасию не только на джамборийской поляне в виде истерящих чиновников, «которые нас сюда не звали», а как бы изнутри, прикоснуться ногами к ее пыльным степным и горным дорогам, рекам, ручьям и каналам, впитать глазами и сердцами наскальные рисунки и древние руны, погрузиться в прохладу и мрак ее пещер – как еще открыть для себя старушку-Хакасию, если не вот так, активно, живо, по-походному? Ребята-экскурсоводы и проводники, волонтеры «Вершины-Тур» на выездных площадках Джамбори, спасибо вам, за то что выделали одно и то же дело каждый день, встречая новый группы, зажигая в каждом детском сердчишке удивление и восторг.

Путешествие на машине времени удалось вполне.

Самый младший отряд из маленьких детей, которых привезли с собой родители-волонтеры, «Муравьи», с открытым ртом смотрели на подростков и пытались во всем им подражать, но, во многом, я думаю, мы все могли поучиться у «муравьев» - их непосредственности, доверию, отсутствию страха выйти на сцену и выступить, их желанию исследовать этот мир и отрывать новое. И каждый день с ними были девчонки-добровольцы, Алена, Саша, Наташа, Оксана…

«Помогать бабушкам? Как тимуровцы, что-ли?» Такие вопросы звучали от изумленных сельчан, когда к ним приходили дети с джамборийской поляны, чтобы починить забор, покрасить палисадник или наколоть дров. От тех, кто еще помнит гайдаровского Тимура с его командой. А ведь для скаута – это норма: «Ни дня без доброго дела!» И настороженные вначале местные жители утирали слезы украдкой – не все пропало на Руси! И преображался памятник погибшим давным-давно детям на Бронинской горе, отреставрированный скаутами, и рядом встал во весь трехметровый рост поклонный крест, видимый теперь издалека, место будущей часовни в память о Царевиче Алексее Николаевиче, мальчике-скауте, который погиб когда-то, в смутные времена, от рук взрослых и серьезных людей, решивших изменить мир. Тогда, в те времена, много скаутов погибло или пропало в лагерях. А те, кто выжил – помнят их. И мы их вспоминали, ушедших, старых и новых, на «молитве верных», в день закрытия Джамбори.

Костя Исаенко и Женя Верховова, вы же слышали нас в тот день? Вы же помахали нам рукой оттуда, из вашего «прекрасного далека»?

Десять Заповедей и скаутские законы – что может быть общего между ними? Это нам каждый день помогали осмыслить священники, решившие приехать к нам на Джамбори.

Отец Алексей из Кемерово – священник Русской Православной Церкви, провел молебен на открытие Джамбори и вел занятия, как и отец Павел из Новосибирска, священник Сибирской Евангелическо-Лютеранской Церкви, что каждый вечер у сцены подводил духовные итоги дня. И – никаких споров и разногласий, представляете? Никаких «кто лучше и правильнее»…

А игры каждый день? А проверка отрядов на тимбилдинговой площадке, где головы ощутимо гудели, как перегруженный процессор? А вечера в конце каждого дня у сцены, где не хватало времени, чтобы выплеснуть зашкаливающую за прожитый день энергию? Инна Никифорова, взявшая на себя вечера, спасибо Вам.

Спасибо, тебе, Маша Махнева, взявшая на себя груз администрирования этого Джамбори, самую тяжелую работу, сделавшую наше пребывание тут, на джамборийской поляне, комфортным и приятным.

И всем, кого я не упомянул, «работники невидимого фронта» стаффа этого Джамбори, вы все у меня в сердцах, вы доказали без всякого тимбилдинга, что вы – команда, которая смогла поднять этот груз.

Мы смогли это сделать. Мы въехали на нашей повозке на перевал, с которого видны и все прожитые тут дни, которые уже в прошлом, и новые вершины и пути, которые нам еще предстоят. Новое Сибирско-Дальневосточное Джамбори, что ждет нас в 2019 году в Новосибирской области. Новые команды скаутов и волонтеров, которые будут поднимать этот груз. Новые открытия – в нас самих и в нашей огромной Родине.

А пока Родина открылась нам еще одной гранью – маленькой Хакасией, что смогла вместить в себя почти необъятное, частью которого, отныне, стали и все мы.

Павел Заякин, бывший директор «Джамбори «Колесо времени»